Пожива из архива, выпуск 6: Зал Прошлого. kipl

Пожива из архива, выпуск 6: Зал Прошлого. kipl

Где я родился, кто мои настоящие родители, я не знаю. Знаю только, что меня вырастил Аврелий — жрец Стендарра в Корроле. По его рассказам, Аврелий нашел меня, когда я брел куда-то мимо городского погоста. На вид мне было года три-четыре. Было непонятно, как во мне еще жизнь теплится — такой я был худой, заморенный голодом и покусанный крысами или мелкими собаками. Аврелию было не впервой встречать бездомных детей, и обычно встреча заканчивалась, в лучшем случае, подачкой в пару монет. Но меня он почему-то взял к себе. Почему — он так никогда не сказал.С тех пор я считаю днем своего рождения день встречи с Аврелием. Мое имя — Гарвелл Эшди — тоже дал мне Аврелий. Он говорил, что это были единственные слова, которые я тогда постоянно повторял. Аврелий говорил, что, возможно, я имею отношение к Дому Телванни, так как на мне был амулет с монограммой Дома. Но, возможно, амулет был украден или найден где-либо. Возможно, я бастард какого-то знатного члена Дома. Теперь уже, боюсь, не узнать.

Аврелий был, как я уже говорил, жрецом в храме Коррола. Также он был алхимиком и варил зелья для нужд храма. На момент нашей встречи ему было сорок три года. Семьи у Аврелия не было, и жил он один. Жены и детей у него никогда не было, брата и отца убили бандиты еще когда он был послушником. Надо сказать, нуждающихся в исцелении всегда было, есть, и, наверное, будет великое множество, но позволить себе услуги храма могли далеко не все — плата была высока. Вот оно, милосердие Империи и Храма!

Ну, да я отвлекся. В храме работы было много, цены были высокие — поэтому служители храма жили безбедно. Кое-что с этого «стола» перепадало и мне — по крайней мере, я был обут, одет и не голодал. С ранних лет я был служкой в храме и выполнял всякую мелкую работу. Рос я ребенком рассудительным, но ужасным непоседой.

Когда я подрос, Аврелий отдал меня в подручные своему травнику. Этим он решил сразу две проблемы — избавился от малолетней головной боли и дал смышленые руки, зоркие глаза и быстрые ноги травнику. Так я стал учеником Люция. Это был высокий худощавый старик, знавший леса вокруг Коррола на неделю пути как свой огород. Люций принял меня как своего внука, и мы с ним прекрасно дополняли друг друга: мудрость и опыт Люция прекрасно сочетались с моей проворностью, обостренными чувствами и желанием учиться всему, что знал мой наставник. Он научил меня выживать в лесу — находить еду и воду, охотиться на местную дичь, прятаться от хищников и обустраивать безопасные жилища. С ним я изучил практически все травы, зверей и птиц Сиродила. Надо ли говорить, что к десяти годам я чувствовал себя в лесу как дома.

Когда мне было десять лет, Люций умер. Не смог уйти от медведя. После этого в лесу я не был довольно долго — травами занимались другие люди, а меня Аврелий взял к себе в ученики. Ну, не в ученики, а мальчиком на побегушках. Правда, жил я с ним в одном доме — на чердаке, и по ночам лазил по обширной библиотеке Аврелия. По книгам из библиотеки я учился читать и писать, узнал историю Империи и многое другое. По книгам и наблюдая за жрецами, я учился магии восстановления. Успехов долгое время не было, я выматывался практически до изнеможения, но вновь и вновь повторял заклинания. Сложно передать восторг, когда у меня получилось первый раз залечить царапину! Я продолжал учиться: восстановлению, алхимии, изменению, изучал историю… Для занятий алхимией нужны были травы и прочие ингредиенты, и вот я вновь оказался в лесу. Далеко уходить было нельзя — иначе Аврелий заметил бы мое отсутствие, и я, скорее всего, потерял бы доступ к библиотеке (другие наказания меня мало тогда волновали). Я не мог этого допустить.

Однажды Аврелий отправил меня с посылкой в Бруму. По прибытии в город я увидел, что дом адресата посылки перевернут вверх дном, жители убиты, вокруг много стражников, шныряют мародеры и воры. Я посчитал наилучшим решением вернуться обратно в Коррол. По пути, во время ночной стоянки в лесу, я вскрыл посылку. Внутри небольшой шкатулки были письмо и прекрасный кинжал. Когда я прочитал письмо, по моей спине начал струиться холодный пот, а вокруг горла как будто сомкнулась костлявая рука смерти — в письме речь шла о человеческих жертвоприношениях Намире! Когда я прочитал это письмо — я был в ужасе и поскорее сжег его, а кинжал закопал под валуном. В тот день я решил, что никогда не вернусь в Коррол.

Я пробыл в лесу довольно долго — недели две или три, обдумывая, что делать дальше. В итоге я решил узнать, кто я, и искать свою семью. Отправной точкой для поисков была единственная вещь, связывающая меня с прошлым — медальон Телванни, и я надеялся, что мое теперешнее имя — это либо мое имя, либо имя близкого родственника. Из книг я знал, что столица Дома находится в Морровинде, и для путешествия туда нужна серьезная подготовка. Нужно было разузнать побольше о самом Морровинде, о Доме Телванни, скопить денег на путешествие и на жизнь в Морровинде. Для этого нужна библиотека и работа.

Я решил попытать счастья в столице Империи. Также была надежда найти следы Эшди в имперских архивах. Я увидел Башню Белого Золота за день пути к городу. Она сияла в лучах восходящего солнца и приковывала к себе взгляд. Позднее стал виден и сам Имперский город у ее подножия. С первого взгляда стены и постройки казались почти игрушечными, при приближении монументальность города поражала. Широкие проспекты, величественные здания, огромные площади — по сравнению с этим великолепием Коррол показался захолустной деревушкой. Вблизи Башня была еще прекрасней, чем издали. Во время моего блуждания по городу в поисках работы и жилья я наткнулся на листовку, в которой говорилось о гладиаторских боях на Арене.

Никогда до этого я не видел столько крови, боли и страданий вперемешку с азартом, жаждой крови и жаждой золота. На Арену требовался лекарь, и моих скромных познаний алхимии и восстановления оказалось достаточно, чтобы получить эту работу. За год работы на Арене я серьезно усовершенствовал свои познания в деле излечения всевозможных ранений. Многим гладиаторам я дал вторую жизнь, многих спасти не удалось. Оглядываясь в прошлое, я понимаю, что Арена показала мне самую низменную сущность жителей Империи.

На Арене я познакомился с бывшим стражником, который тогда принимал ставки от «почтеннейшей публики». Я лечил его семью от различных недугов, случающихся со всеми. Взамен он учил меня искусству выживания в большом городе — как с кем говорить, кому и сколько заплатить, чтобы получить благосклонность нужных людей, как пить Флинн и Алто и не пьянеть… Последнюю науку мой учитель преподавал охотнее всего, особенно за мой счет… Я сделал все возможное и невозможное, но получил возможность поработать в имперском архиве. К моему разочарованию, про Эшди ничего узнать не удалось, но я нашел довольно любопытную информацию про нескольких людей. Впрочем, не будем об этом.

За год работы на Арене я скопил, как мне казалось, достаточно денег для путешествия на Ввандерфелл. И вот настал день покинуть Имперский Город. Мне было семнадцать, я был молод и полон сил. Несколько раз на пути мне встречались грабители, но благодаря лесным жителям я замечал их раньше чем они меня.

Немного позже своего восемнадцатилетия я пришел в столицу Телванни — Садрит-Мору. Хоть на пути мне попадались поселения Телванни, Садрит-Мора вызвала немое изумление и восторг силами данмеров: вырастить такой город — это нечто непостижимое! В городе я снял самую дешевую комнату и начал искать работу и следы Эшди. Столица магов предъявляла заоблачные требования к познаниям магии, и лучшее, что мне удалось найти — место подмастерья алхимика в захудалой алхимической лавке. Травы, с которыми приходилось работать, были не знакомы мне, и у меня было много работы по изучению флоры Ввандерфелла, что никак не ускоряло поиски моего рода.

В Садрит-Мора я прожил почти пятнадцать лет. Со временем я открыл собственную алхимическую лавку. Специализировался на различных целительных зельях и с гордостью могу заявить, что за всю жизнь не сварил ни одного яда. Жизнь в Садрит-Мора была временем упорной работы, значительно расширившей мои познания в алхимии и восстановлении, в изменении и разрушении. Я стал гораздо лучше понимать внутренний уклад данмеров и скрытые мотивы их действий. Но все эти годы ко мне относились как к чужаку — с недоверием и настороженностью. Да, с моим «имперским» воспитанием я и был для всех чужаком. Я чуть было даже не женился, но слава богам, сия участь меня миновала. Ну, да не будем об этом.

Я уже смирился с судьбой вечного чужака и изгоя и начал думать о переезде обратно в Сиродил, когда в одной из летописей нашел короткое упоминание о роде Эшди из Морнхолда. Я продал все, что смог продать, и опять пустился в путь. В этот раз путешествие прошло быстрее. И вот я здесь, опять в незнакомом городе, опять чужак для всех, опять без единой знакомой души.

Поделиться

Об авторе

ZetaVivern

Сибиряк, студент и немножко автор. Заводится из-под пинка, глохнет быстро, но пока не заглох, ворочает горы (как правило, не те и не туда). Любит котеек и видеоигры, панически боится Сталина с арбалетом.

    Просмотреть все истории, написанные ZetaVivern

    Отправить ответ

    Оставьте первый комментарий!

    Уведомлять о

    wpDiscuz