Пожива из архива, выпуск 7: Зал Прошлого. Roslin

Пожива из архива, выпуск 7: Зал Прошлого. Roslin

История Первая

Моя история очень проста, по крайней мере, я так считаю. Я иду в Валенвуд. Только очень боюсь туда идти, и потому иду медленно, но все равно иду. Что-то тянет меня туда и отталкивает одновременно. Вам интересно, почему? Что ж, костер горит еще ярко, можно и рассказать.

Я никогда не видела Валенвуд, лес моих предков, я родилась в Балморе… Сколько я себя помню, мы с мамой всегда жили в одном трактире Балморы, далеко не лучшем. Мама работала там прислугой – убирала комнаты, мыла посуду, помогала готовить. Я другой жизни не знала и думала, что так и должно быть. Отца я тоже никогда не знала. Мама была и за мать, и за отца, и за наставницу, и за лучшую подругу. Никого ближе у меня не было. Когда мы, наконец, ложились спать, и мама обнимала меня, прижав к себе, я могла рассказать ей все, все свои маленькие беды и радости.

Жилось нам тяжело. Не сказать, чтобы голодно, но владелец трактира щедростью к своим работникам не отличался, добротой тоже. Маме приходилось копить каждый грошик, чтобы справить себе и мне скромную, но приличную одежку и обувь, несмотря на то, что шила мама почти все сама, и меня многому успела научить. Я помню, однажды мама принесла с рынка шкуру нетча, очень сильно изрезанную. На торговый караван напали разбойники, охране удалось отбиться, но часть товара была сильно попорчена, и маме удалось сторговать эту шкуру совсем дешево. Шкура была изрядно порезана, но мама сумела выкроить из нее мне куртку и лесные мягкие сапожки. Как же я гордилась обновкой! Мне тогда как раз семь лет исполнилось, и мама заявила трактирщику, что если он не будет давать ей два выходных в месяц, то она уйдет. Трактирщик безотказную работницу терять не хотел и, скрепя сердце, согласился.

Мой день рождения! Мне семь лет, и мы с мамой идем в лес, в настоящий лес на целый день! Восторгу моему не было границ. Как же мне понравился лес, эти высоченные величественные деревья, травы, яркие цветы и звуки, каких в городе не услышишь. Воздух такой чистый, им не надышишься, и река тоже чистая! В городе не так. В этот день я очень много нового узнала о моей маме. Оказалось, она умеет все на свете: и охотиться, и рыбу ловить, и травы знает, и как костер разжечь, и как добычу разделать, и как на костре ее приготовить. День был солнечный, теплый, и все было так прекрасно! Птицы пели в лесу, и вместе с ними пела моя душа! Я никогда не забуду этот день.

Когда мы вернулись в трактир и ложились спать, я спросила, почему же мы не можем всегда жить в лесу, ведь там так хорошо! Мама обняла меня, как всегда, прижала к себе и тяжело вздохнула. Сказала, что я еще слишком маленькая, чтобы мы могли жить в лесу. В лесу может быть не только хорошо, но еще и очень опасно иногда. Могут встретиться и разбойники, и опасные звери, с которыми в одиночку не справиться. С того памятного дня моя жизнь переменилась. Мама старалась передать мне все, что умела сама. Она сделала мне мой первый маленький лук, и в уголке двора за трактиром я начала учиться стрелять. Я все же иногда находила время для игр, а вот мама совсем перестала отдыхать, каждую свободную минутку времени посвящая моему обучению. Она торопилась, словно чувствовала, что нам не долго осталось быть вместе. Мне было всего 10 лет, когда мамы не стало… Какой-то пьяный посетитель, не удержав равновесие, упал на нее и сильно толкнул, когда она шла через зал. Мама упала и ударилась виском об острый угол стола. Все.

Извините, я не хочу говорить об этом. Так моя жизнь еще раз кардинально переменилась.Трактирщик на следующее же утро выставил меня, денег, заработанных мамой, не заплатил, сказал что на похороны больше уйдет, чем она заработала. Ладно, хоть в вещах наших рыться не стал, позволил забрать все. Если бы не позволил, что бы я ему сделала? Некому было за меня заступиться, я была чужачкой.

Вот так не стало моей мамы, и все свои тайны она унесла с собой. Я не раз пыталась узнать у нее, как мы оказались в Морровинде, среди данмеров. Почему мы не живем среди меров нашей расы в Валенвуде? Кто был мой отец, и есть ли у нас родня где-нибудь? Я до сих пор не знаю ответов на эти вопросы. У мамы сохранилось несколько вещиц, показав которые босмерам в Валенвуде, я, может, что-нибудь узнаю. Вот я и иду туда, хочу узнать, примет ли меня этот лес, примут ли меня другие босмеры? Может случиться так, что и там меня будут считать чужачкой…

Я жива и не стала рабыней чьей-нибудь только потому, что мама многому успела научить меня за три года. Несколько лет я еще жила около Балморы, боясь уходить из знакомых мест в большой опасный мир. Охотилась, ловила рыбу, собирала травы и грибы. Что могла – продавала в городе, чтобы заработать деньги на вещи, которые не могла сделать сама. Было очень трудно и одиноко, но я выжила. Лес у нас, босмеров, в крови, наверное. Я выжила, и теперь иду в Валенвуд, очень хочу узнать, почему мама была вынуждена жить в Балморе, хочу найти родственников и боюсь этого. Почему боюсь? Не знаю.

Вот и иду медленно, уже который год иду. Все время сворачиваю с дороги. Мое любопытство постоянно мне обеспечивает изрядную долю приключений! Иногда помочь кому-нибудь приходится, когда вижу, что без моей помощи путник точно пропадет. Не то, что бы я кидалась всем помогать, но иногда такое случается. Завтра вот дневку себе устрою, наконечники для стрел купила, буду стрелы делать. Это дело важное, никому не доверю, торговцы редко продают хорошие стрелы, а если продают, то дорого. Мне деньги легко не достаются, лишних нет, чтобы дорого покупать. Сама делаю, благо и этому меня мама успела научить.

Поделиться

Об авторе

ZetaVivern

Сибиряк, студент и немножко автор. Заводится из-под пинка, глохнет быстро, но пока не заглох, ворочает горы (как правило, не те и не туда). Любит котеек и видеоигры, панически боится Сталина с арбалетом.

    Просмотреть все истории, написанные ZetaVivern

    Отправить ответ

    Оставьте первый комментарий!

    Уведомлять о

    wpDiscuz